Главная » Статьи » XIX век


Поиск места для города
В Тобольске, столице Сибирского края куда входила и область сибирских киргизов (так тогда именовали Казахстан), жил крупный торговец Иван Попов, у него было два сына Федот и Степан. В 1810 году они являлись откупщиками значительной части городов Сибири, а после голицынского откупа Федот поселяется в Томске, а Степан в Семипалатинске. Степан отличается активностью, инициативностью, предприимчивостью и постоянным стремлением к обогащению, заводит обширную торговлю с Кашемиром, Бухарией и другими ханствами. Завозит в степь чай, который в степи и Сибири потребляется в больших количествах. Узнав, что среднеазиатцы привозят на ярмарки золото в песке, он постоянно ищет места залежей, и в 1816 г. ему привозят более 5 пудов породы, взятой в Киргизской степи, взятой у речки Тюндюк, находящейся всего в 300 верст от Горькой линии.

Степан, начал проводить агитацию, внушать казахам, что для наведения порядка в орде, нужно попросить русское правительство поселить в некоторых местах казаков. И через 2 года в Омск, начали поступать такие прошения от значительной части среднего жуза. А, русскому правительству Степан представил проект, обосновал его не только крупными залежами, но и сделал ставку на развитие животноводства и земледелия, он утверждал, что степь может обеспечить продуктами не только Сибирь, но и Европейскую часть России. В 1822 г. Сибирь разделили на 2 губернаторства Западное (куда вошла Средняя орда) губернатором был назначен П.М.Капцевич, образуется Омская область, Капцевич вызывает в Петропавловск наследника Валихана, его сына Габайдуллу, который сам предлагает принять его со всем аулом в новое устройство. В 1823 г. в степь направляются 13 казачьих отряда, каждый из которых состоял из 13-20 конных казаков.

Председатель Омского правления Антон Григоровский сообщает, что к нему в Петропавловск явились старшины Алтай Менешев, Чокан Болкаев, Давлет Джарманов, Кайдар Алтаев, бий Садыбек Бозданов кочующие в степи, которые собирались у султана Джумы и решили принять за счастье даруемое Россией покровительство, такие же просьбы поступили и от других кочевников. 17 марта 1824 г. отряд казаков прибыл в урочище Ханской Катын-Ающ, что в 50-ти верстах от Кокчетавских гор. Было указано первый округ назвать Кокчетавским. Так как эти горы уже были известны тем, что Аблай здесь объявил о добровольном присоединении к России, а со 2-ой половины 18 века эти места стали ханской ставкой. Об этих исторических событиях много легенд. Отряд расположился у озера Большое Чебачье. Взвесив все еще раз отряд решено было передвинуть в урочище Чат, раскинувшегося вдоль реки Чаглинка, начиналось урочище там, где сейчас раскинулись дачи горожан вдоль Зерендинской трассы, и тянется до поселка Чайкино.

Григоровский принимает решение именно здесь возводить укрепление. Казаки установили кибитки, юрты, начали пилить лес, колоть бутовый камень, подвозили глину, начали рыть землянки.

Под руководством некоторых баев, возмущенных появлением казаков, начинаются недовольства среди некоторых улусов. Баи понимают, что эта реальная сила, на которую можно при необходимости опереться. Кочевавший не так далеко от Кокчетавского форпоста Касим Аблайханов (младший брат Вали) летом 1825 г. доставил жалобу Оренбургскому губернатору, в которой говорилось, что генерал Капцевич учредив поселение при горе Кокшетау, не учел их мнения, и они хотят проводить жизнь такую, какая была при хане Аблае, (кочевую). Желание недовольных баев, подогревалось еще и тем, что казахи Младшего жуза Оренбургского ведомства пользовались прежней свободой управления, без вмешательства русских, вели самостоятельный кочевой образ жизни. И это вызывало зависть у восточных сородичей. Г.Валиханов - хан среднего жуза в сложившейся ситуации не обременял себя делами округа, он постоянно находился во владении своих кочевий, которые летом перемещались из Борового на берега рек Кулутон и Ишим. Валиханов встречается с одним из старейшин, баю Малгаждару, кочевавшем в урочище Улькун-Карой (Кзылтау), предлагая ему выступить против казаков. Аксакал постоянно кочевал вдоль Горькой линии, и был в близких отношениях с казаками русскими переселенцами он не поддержал предложения Валиханова. В степи же, начинаются волнения.

Осторожный Капцевич повелевает выстроить в усадьбе ханши Айганым в урочище Сырымбет мечеть. Расчет был прост: укрепить веру мусульман в благородные намерения правительства, способствовать расположению кочевников к новым порядкам. Такой шаг сыграл определенную роль. В мае 1825 года, появляется сообщение о переселении крестьян из центральных районов России в открывшийся благодатный округ Кокшетау. Первыми на необжитые земли прибыли отставные солдаты Ульян Акулов и Федор Дубавицкий из Тамбовской губернии. Они просили принять их 146 душ и разрешить поселиться на землях Кокчетавского уезда. Но, не дождавшись положительного ответа, ходоки убыли домой ни с чем.

Исполняющим обязанности председательствующего Кокчетавским приказом назначают Джилгару Байтокина, который с первых дней включился в активную работу с населением. Пользы от его действий было много, своим примером он показывал как нужно вести себя по отношению к русским, Байтокин верой и правдой стремился служить русскому правительству. Одной из основных проблем было внедрение в округе русского судебного права. Древние казахские обычаи предусматривали очень немногие преступления, за которые могли нести наказания, такими считались: убийства, прелюбодеяния, изнасилования, увечья, воровство. Причем пострадавшая сторона имела право требовать не только смертельной казни, но и материального возмещения, или отсечения руки, ноги или любой другой части тела. Наиболее распространенными наказаниями были штрафы двух видов за уголовные преступления - Кун (100 лошадей или 1000 овец). За убийство султана, например, могли казнить, а могли и потребовать кун в 7-ми кратном размере.

В октябре 1825 г. на должность Омского областного начальника прибыл полковник С.Броневской, (который открыл Каркаралинский внешний округ). Ознакомившись с Кокчетавским приказом он пишет: " Отряд уже через речку Чаглинку устроил мост. Земли к хлебопашеству удобные, вода в озере вкуса не противного, чистая, и я полагаю, что вышеприведенные удобства подтверждаю, что заселение оставить именно в теперешнем месте, и в весьма не отдалённые времена из Кокчетава может образоваться город. Вблизи заселения самого приказа по всем окрестностям расположились киргизы на зимовку в большом количестве, они привыкают к общению с русскими, я не заметил в киргизах страха, недоверчивости, или недовольства. Однако зима 1825-26 гг. выдалась весьма холодная. Несмотря на имеющийся уже лазарет, люди постоянно заболевают горячкой. Руководство убеждается в неудачном выборе места, и задумывается о переносе его на левый берег Чаглинки. С приходом холодов успокоились и мятежные ордынцы. В марте 1826 г. в Кокчетав прибыл инженер-подпоручик Г.Попов. Осмотрев местность, и все имеющиеся застройки, он заключает, что заселение нужно переносить, составляет смету расходов на эти цели. Привязывает свой план примерно там, где сейчас пересекаются дороги идущие из Кокчетава на Еленовку, и из Красного Яра на совхоз "Садовый". Планом предусматривалось строительство крепости с офицерским домом, госпиталем, солдатской казармой, конюшней, а в центре разместиться церковь. Сердцем же крепости должен стать редут, обнесенный рвом и земляным валом, двумя воротами и двумя мостами через ров. Все планировалось обложить дерном и огородить частоколом.

Получив проект из Омска прибывает майор Макаров, который пишет, что и данное место не подходит для заселения: "Расстояние от озера 150 сажень, что не позволяет крупного заселения. Место это сыро и люди часто болеют лихорадкой и горячкой, и в военном отношении место выбрано невыгодно. "Окончательный документ появляется 18 июня 1826 г. гражданам, построившим свои дома рекомендовано оставаться на своих местах и организовать слободку. Но странное дело, отряд, снявшись с места, не идет в указанный район, а по левому берегу продвигаясь, казаки прибыли к самому озеру Копа, туда, где теперь Красный Яр. Здесь и застала их осень и зима. Выбранное место вновь оказалось неблагоприятным, и возникли новые трудности - со всех сторон налетал ветер, он летом пылью, а зимой снегом заносил лагерь. С прибрежных камышей весной поднимались тучи гнуса, от которого не было спасения. На открытой местности казаков беспокоили отряды бунтовщиков.

Совершаются частые набеги киргизов из-за Ишима, которые наносят большой урон. В связи с этим решено в степи установить пикеты от станции Пресногорьковской, через урочище Ала-батылы, Койбагор, Антоновка, Имантав, Зеренды - на Каркаралинский приказ, таким образом создалась бы оборонительная линия защищающая Кокчетав. Но Омский областной Совет не поддержал предложение, мотивируя это тем, что такие пикеты дорого обходятся государственной казне. Казаки небольшими группами отправляются то в одну, то в другую сторону для поиска более удобного места. Вокруг обосновавшегося палаточного лагеря стояли высохшие прошлогодние травы, этим и воспользовались бунтовщики, не имея возможности прогнать "уруссов" они поджигают степь. Огонь лавиной перекатываясь по сухому ковылю начал опоясывать казачью стоянку. Степь покрылась черным гаревом, и это ускорило смену дислокации лагеря и в этот раз. Прибыл отряд уходивший в сторону Зеренды, который сообщил, что есть еще одно подходящее место...


Источник:
автор текста нам не известен (возможно, это отрывок из книги Виктора Терещука)
Категория: XIX век | Добавил: defaultNick (06.10.2013)
Просмотров: 482 | Рейтинг: 0.0/0